Not unlike the waves

 


Вот еще по тематике упоминаемых у Лавкрафта книг (исследования + оригинал)


Некоторые сведения о Некрономиконе* Райан Паркер (исследование)

http://file.oboz.ua/download.php?fid=28308

Людвиг Принн. Der Vermiis Mysterries (оригинальный труд)


http://file.oboz.ua/download.php?fid=28309

Unsprehen Cultes. Фон Юнтц (оригинальный труд)


http://file.oboz.ua/download.php?fid=28310

Книга Дагона (оригинальный труд)

http://file.oboz.ua/download.php?fid=28311

 

Тексты Р`лайх (оригинальный труд)


http://file.oboz.ua/download.php?fid=28312


Открыть | Комментариев 1

Джустин Джеффри. Некрономикон: Миф или Реальность?


Ниже приводится статья, посвященная творчеству Лавкрафта и источникам, на которые он мог опираться при создании  своих рассказов. Некоторые моменты в этом тексте я удалил, как очевидно анахроничные и нелогичные. Среди прочего, автор почему-то утвержает, что датский филолог и ученый Оле Ворм был секретарем Торквемады, а идею "Некрономикоона" Лавкрафту подала его жена Соня Грин, любовница Алистера Кроули. Но это неправда, так как Лавкрафт еще до знакомства с Кроули и Грин описывал странствия "безумного араба" и "Книгу мертвых".

Также из статьи вырезана часть биографии аль-Хазреда, в которой утверждается что он был сыном неграмотного пастуха Хасана, а стал известным после того как получил за выдающиеся интеллектуальные способности наследство от арабского математика аль-Бируни, к окторому первоначально поступил в услужение. Притом что автор статьи устанавливает смерть аль-Хазреда в 738 году, он допускает огромную ошибку: аль-Бируни жил на три столетия позже и знаком с создателем "Некрономикона" никак не мог быть. Это следует из из текста самой статьи.

Также из текста статьи удален ряд возражений о подлинности Некрономиконов Симона и Уилсона. Автор совершенно не разбирается в этой тематике и приводит "доводы" которые легко опровергаются любым шумерологом. (Например о том, что демоны из "Некрономикона" не упоминаются нигде больше, ни в какой иной религии; или же его утверждение о том, что имена некоторых демонов появляются лишь в Каббале).

I. История

"Некрономикон" — это, вопреки популярному мнению, вовсе не сборник колдовских заклинаний. Труд был задуман как историческое повествование, "книга о том, что умерло и ушло". "Некрономикон" был написан в Дамаске в 730 г. Абдулом Аль-Хазредом. О его жизни известно немного.

Все известные биографические сведения в основном почерпнуты из самого "Некрономикона". Аль-Хазред много путешествовал, обойдя земли от Александрии до Пенджаба, и был хорошо образован. Он легко усваивал иностранные языки и использовал любой удобный случай, чтобы похвалиться своим умением читать и переводить манускрипты, которые были не по силам менее ученым людям. Впрочем, его исследовательские методы более напоминают Нострадамуса, нежели Геродота. Подобно тому, как Нострадамус пользовался ритуальной магией, чтобы заглянуть в будущее, так Аль-Хазред использовал аналогичные приемы, чтобы узнать прошлое. По этой причине, а также из-за недостатка ссылок, историки отвергли "Некрономикон", сочтя его лишенным научной ценности.

Аль-Хазреда часто называют "безумным арабом", но при том, что по современным стандартам он действительно вел себя несколько эксцентрично, доказательствами, подтверждающими его настоящее умопомешательство, мы не располагаем (за исключением его хронической неспособности выдерживать нить повествования на протяжении нескольких абзацев, не сбиваясь на другие темы). Его можно сравнить с такой исторической фигурой, как греческий неоплатоник Прокл (410-485), который прекрасно ориентировался в астрономии, математике, философии и метафизике, но был при этом также достаточно искушен в магических техниках теургии, чтобы вызвать зримое явление богини Гекаты; кроме того, он был посвящен в египетские и халдейские мистерии. Неудивительно, что Аль-Хазред был хорошо знаком с трудами Прокла.

В первую очередь, "Некрономикон" известен своими рассуждениями об "изначальных временах". Аль-Хазред имел доступ ко множеству ныне утраченных источников и смог детально изучить события, на которые лишь намекают Книга Бытия, апокрифическая Книга Еноха и прочие традиции. Можно сказать, что для прояснения подробностей доисторических событий Аль-Хазред пользовался сомнительными магическими методами, однако критический ум и стремление исследовать скрытый смысл мифологических и священных историй роднят его с греческими писателями V в. до н.э. (такими, как Фукидид). Рассуждения его выглядят на удивление современно, и этим, в частности, может объясняться его нынешняя популярность. Он считал, что до того, как появился род человеческий, Землю населяли другие виды живых существ, и что человечество приобрело множество знаний благодаря встречам с существами иных "сфер". Он разделял с некоторыми неоплатониками веру в то, что звезды подобны нашему Солнцу и вокруг них обращаются невидимые с Земли планеты, на которых существуют особые формы жизни. Но эти верования Аль-Хазред значительно усложнил и расширил метафизическими спекуляциями, представляющими эти формы жизни частями космической иерархии духовной эволюции. Он был убежден в том, что общался с этими существами — "Древними" — при помощи магических заклинаний, и предупреждает о том, что эти чудовищные силы ожидают часа, чтобы вернуться и вновь заявить свои права на Землю. Аль-Хазред интепретирует это убеждение в свете Апокалипсиса Иоанна, но с другим исходом: победителем в великой войне, которая принесет на Землю опустошение, станет Зверь.

Насколько известно, арабской рукописи "Некрономикона" не сохранилось. Исследователь Идрис Шах безуспешно пытался разыскать ее в библиотеках Деобунда в Индии, Аль-Азхара в Египте, и в библиотеке священного города Мекки. Латинский перевод был сделан в 1487 году. Вполне вероятно, что рукопись "Некрономикона" была обнаружена во время преследований мавров, вынужденных под давлением властей перейти в католичество; однако вера этих новообращенных, естественно, оказалась некрепка.

Почти сто лет спустя, в 1586 году, экземпляр латинского перевода Вормиуса внезапно обнаружился в Праге. Доктор Джон Ди, знаменитый английский алхимик, находился в то время со своим помощником Эдвардом Келли при дворе императора Рудольфа II, обсуждая с ним планы по добыче алхимического золота. Келли купил этот экземпляр у так называемого "Черного Рабби" — каббалиста Якоба Елиезера, который бежал в Прагу из Италии после того, как его обвинили в занятиях некромантией. В те времена в Прагу стекалось множество магов, алхимиков и шарлатанов всякого рода, поскольку Рудольф покровительствовал адептам тайных наук. Едва ли можно представить себе другое место в Европе, более подходящее для очередного появления на свет текста "Некрономикона".

"Некрономикон" произвел на Келли заметное влияние: характер его видений в магическом кристалле изменился и привел к необычным явлениям, из-за которых в доме Ди воцарился ужас; Кроули интерпретирует это как первую неудачную попытку избранного сообщества людей установить контакт с сущностями "Книги Закона". Вскоре после этого Келли расстался с Ди. Ди перевел "Некрономикон" на английский язык, но вопреки утверждениям Лавкрафта, этот перевод так и не был опубликован: рукопись попала в коллекцию Элиаса Ашмола, а затем — в библиотеку Бодлея в Оксфорде.

Не вызывает сомнений, что Кроули читал в Оксфорде перевод "Некрономикона", сделанный Джоном Ди: слишком много фрагментов "Книги Закона" Кроули напоминают пересказ отдельных частей этого перевода. Дело в том, что Кроули был на удивление скрытен в том, что касается источников его информации; весьма вероятно, что сочинение под названием "777", на авторство которого он претендовал, в действительности является, по большей части, плагиатом из записок Аллана Беннета. Кроули всячески старается утаить влияние, которое оказал на него Ницше, хотя однажды, проговорившись, ссылается на него как на "аватару Тота, бога мудрости"; аналогично обстоят дела с влиянием Ричарда Бертона на учение Кроули об Истинной Воле.

Почему писатель Г.Ф.Лавкрафт утверждал, что ему принадлежит авторство "Некрономикона"? Для ответа на этот интересный вопрос следует обратиться к истории взаимоотнощений Алистера Кроули и бруклинской миллионерши Сони Грин. В 1918 году Кроули находился в Нью-Йорке. Как обычно, он пытался завоевать себе литературную репутацию и сотрудничал с "Интернэйшнл" и "Вэнити Фэйр". Соня Грин была энергичной и тщеславной еврейкой-эмигранткой. Она посещала лекции в клубе под названием "Клуб Восхода Солнца Путешественника"; именно здесь она впервые встретилась с Кроули, который пригласил ее побеседовать о современной поэзии.

Это была хорошая пара; в письме к Норману Мадду Кроули описывает свой идеал женщины: "достаточно высокая, пухленькая, но не рыхлая, подвижная, тщеславная, энергичная, в возрасте от тридцати до тридцати пяти лет; возможно, еврейка; не исключено — певица или актриса, привыкшая к развлечениям подобного рода. Она должна быть "модной", возможно, слегка громогласной или вульгарной. И, конечно, очень богатой". Соня не была ни актрисой, ни певицей, но по всем остальным критериям вполне подходила. Она зарабатывала огромные деньги на моделировании и продаже женских шляпок. Разные люди описывали ее как "женщину с большим обаянием и личным магнетизмом", "совершенно очаровательную и женственную", "одну из самых красивых женщин, с которыми мне доводилось встречаться" и "образованный, но эксцентричный живой фонограф". В 1918 году ей было тридцать пять лет. Она была в разводе и воспитывала дочь-подростка. В том, что касалось женщин, Кроули обычно не терял времени даром; несколько месяцев у них продолжались нерегулярные свидания.

В 1921 году Соня встретилась с Г.Ф.Лавкрафтом. 3 марта 1924 года Лавкрафт женится на Соне Грини. Нам неизвестно, что именно Кроули рассказал Соне Грини и что она рассказала Лавкрафту. Однако стоит обратить внимание на следующую цитату из рассказа "Зов Ктулху" (1926): 

"Культ этот не умрет до тех пор, пока звезды вновь не придут в правильное положение и тайные жрецы не призовут Ктулху из Его могилы, дабы Он вдохнул жизнь в Своих подданных и снова воцарился на земле. Время это будет легко распознать, ибо тогда человечество уподобится Великим Древним: вольным и диким, не ведающим различия между добром и злом, не признающим законов и морали; и все люди станут кричать, убивать и веселиться. Освобожденные Древние научат их новым способам кричать, бивать и веселиться, и вся земля запылает в огне экстаза и свободы". 

Сколь бы кратким и искаженным ни был этот отрывок, на нем все же лежит неоспоримая печать "Книги Закона" Кроули. Легко вообразить себе, как Соня и Лавкрафт, сидя в освещенной камином комнате, со смехом обсуждали содержание нового рассказа и Соня предложили своему мужу кое-какие идеи, которые ей когда-то поведал Кроули. Мы не располагаем свидетельствами о том, что Лавкрафт когда-либо видел подлинный текст "Некрономикона" и вообще знал о реальном существовании этой книги. Его "Некрономикон" примечательно близок по духу к оригиналу, но детали представляют собой чистейший вымысел, как, впрочем, и следовало ожидать.

Где можно найти "Некрономикон"? Самым быстрым и легким ответом будет: "Наверняка — нигде". И нам приходится снова заподозрить Кроули в том, что он приложил к этому руку. В 1912 году Кроули встретился с Теодором Ройссом, главой немецкого "Ордена Восточного Храма", и в течение нескольких лет работал в рядах этого ордена. В 1922 году Ройсс сложил с себя полномочия главы общества в пользу Кроули. Таким образом, Кроули на протяжении десяти лет работал в тесном контакте с ведущим представителем немецкой масонской организации.

В 1933-1938 гг. немногочисленные известные экземпляры "Некрономикона" бесследно исчезли: кое-кто из гитлеровского правительства заинтересовался редкой оккультной литературой и принялся всеми честными и нечестными путями добывать эти книги. Перевод Ди пропал из Оксфорда весной 1934 года. В Британском Музее было совершено несколько неудачных попыток ограбления, и в результате издание Вормиуса было извлечено из каталога и перемещено в подземное хранилище в закрытом сланцевом руднике в Уэльсе (где во время войны, в 1939-1945 гг. хранились королевские драгоценности). Экземпляры из других библиотек просто исчезли, и в настоящее время "Некрономикон" не упоминается ни в одном библиотечном каталоге. Нынешнее местонахождение копий "Некрономикона" неизвестно; существует легенда о том, что в военное время неподалеку от Зальцбурга находилось большое хранилище оккультных и магических документов. Также постоянно возникают слухи о том, что копия "Некрономикона" была сделана на коже узников концентрационных лагерей.

II. Мифы Некрономикона и древнеарабская магия

Мифология "Некрономикона" американского новеллиста Говарда Филипса Лавкрафта представляет собой удивительную квази-реальность. Вообще-то исследователи его творчества полагают, что "Некрономикон" был создан как литературный прием для написания его рассказов. Несмотря ни на что, очень многие думают, что "Некрономикон" является реально существующей книгой. Независимо от своего происхождения, "Некрономикон" вызвал мощную "мифическую силу". Он не реален, но в то же время и не нереален. Эта таинственная книга парит где-то на границе между жизнью и вымыслом.

1. Миф "Некрономикона" по Лавкрафту

Эта часть представляет собой краткое обозрение, предназначенное для читателей, незнакомых с произведениями Лавкрафта. Сегодня "Некрономикон" по всей вероятности является книгой (неважно, реальной, либо придуманной), имеющей наиболее дурную репутацию в мире мифов и магии. Лучше всего начать его обозрение с цитат из "Истории и Хронологии Некрономикона".

"Оригинальное название "Аль-Азиф" является словом, используемым арабами для определения ночного звука, издаваемого насекомыми, который они принимали за вой демонов. Подготовлен Абдулом Аль-Хазредом, безумным поэтом из Санаа (Йемен) во времена расцвета Калифата Омнияд, приблизительно 700 г.н.э. Он посетил руины Вавилона и тайные подземелья Мемфиса и десять лет провел один в большой южно-аравийской пустыне известной как Руб-Аль-Хали — "Пустое Место" в древности и "Дахна" или "Темно-красная Пустыня" у современных арабов, населенной сильными злыми духами и монстрами смерти. Смельчаки, сделавшие попытку проникнуть туда, рассказывают много странных и невероятных историй. Последние годы жизни Аль-Хазред провел в Дамаске, где "Некрономикон" ("Аль-Азиф") и был написан ... О его безумии свидетельствует много вещей. Он утверждал, что видел сказочный Ирем или Град Многоколонный, и нашел в руинах некоего безымянного города в пустыне отвратительную летопись с тайнами расы более древней, чем человечество".

Позже "Аль-Азиф" был переведен на греческий под названием "Некрономикон" (проблема заключается в том, что арабский термин "Аль-Азиф" не имеет адекватного перевода на европейские языки). Название было переведено как "Книга (или образ) Познания Мертвых"; Necro по-гречески обозначает "мертвый", а Nomos — "метод, правило изучения" (как, например, astronomy). Слово "Некрономикон" никоим образом не переводится как "Книга Имен Мертвых" (по Колину Уилсону, ошибочно об этом заявляющему). Чтобы означать "Мертвые Имена", это слово должно представлять собой греко-латинский гибрид (помимо прочего, Лавкрафт однозначно указал, что правилен только первый перевод).

"Некрономикон" содержит мрачные тайны об истинной природе Земли и Вселенной. Согласно "Некрономикону", Земля когда-то управлялась Древними, обладающими большой магической силой сущностями из других миров или других измерений. Лавкрафт в рассказе "Кошмар в Данвиче" приписывает эту цитату "Некрономикону":

"И при этом не надо думать, что человек является самым старым или последним из владельцев Земли, или что большую часть жизни и существования идет один. Древние были, есть и будут, они не в изведанных местах, но между ними, Они идут безмятежно, безразмерно и невидимо нам. Йог-Сотот знает судьбу. Йог-Сотот и есть Судьба. Йог-Сотот — ключ и хранитель судьбы.

Прошлое, настоящее, будущее все — в Йог-Сототе. Он знает, где Древние прорывались в мир, и где Они должны прорваться снова. Он знает, где Они шагали земными полями, и где Они все еще шагают по ним, и почему никакой человек не может созерцать Их, как Они шагают. По их духу немногие могут ощущать их рядом, но их подобия не может узнать ни один человек, уцелеет из человечества лишь только порожденный Ими, и те — многие виды, отличающиеся от истинных идолов, без вида или сущности, которые являются Ими. Они идут невидимые и нечистые в одиноких местах, где Слово сказано. ... Йог-Сотот — ключ к воротам, посредством которого сферы соединяются. Человек правит теперь там где раньше правили Они; вскоре Они должны править там, где человек правит теперь. После того, как лето станет зимой, после того как зима станет летом. Они ждут терпеливо и могущественно, когда Они вновь станут править".

"Некрономикон" говорит, что имеется культ или группа культов, которые поклоняются Древним и стремятся помочь им усилить контроль над нашей планетой. Одна из тактик, предпринятых этим культом должна привести человечество и Древних к порождению ими существа, которое размножится и войдет в земную жизнь, пока Древние не возвратятся к своему предшествующему состоянию.

Некоторые ветви культа чтут божество по имени Ктулху. Ктулху — драконоподобный бог с лицом, представляющим собой массу щупалец. Он бездействует, спит в пропасти на дне Тихого Океана.

Нет уверенности, является или нет Ктулху Древним. В одном месте Ктулху упомянут как двоюродный брат Древних. В другом рассказе это божество называется высоким жрецом Древних; оба упоминания подразумевают, что Ктулху не может быть точным подобием Древних. Культ стремится поднять Ктулху на поверхность для того чтобы он служил привратником в день, когда Древние вновь станут управлять миром. Когда Ктулху поднимется, люди вновь одичают и освободятся от добра и зла. Однако, если Ктулху поднимется из океана лишь частично, это еще не истинное время, а время встречи с ужасным безумием. Центр культа Ктулху "лежит среди пустынь бездорожных Аравии, где Многоколонный Ирем спит укрытый от взоров, ко всему безразличный". Культ сосредотачивается на видениях, которые, согласно учению, могут содержать мысли об этом "божестве".

Имеется много других важных богов, упомянутых в "Некрономиконе". Одни этих божеств, Боги Седой Старины, истинные Боги (в отличие от Древних и Ктулху, которые просто представляют собой очень мощные сущности). Среди наиболее важных из богов — Йог-Сотот и Азатот. Йог-Сотот сопределен со всем временем и пространством. В рассказе "Сквозь Врата Серебряного Ключа" Лавкрафт (в соавторстве с Хоффманом Прайсом) описывает Йог-Сотота таким образом: "Весь-в-Одном и Один-во-Всем, всеохватывающий, который не имеет никаких границ и который недосягаем и непредставим, как математика". Прошлое, настоящее, будущее все — в Йог-Сототе.

Не меньшее значение имеет Азатот. Очевидно, что Азатот равен Йог-Сототу — Азатот есть "Властитель Всего" в то время как Йог-Сотот — "Весь-в-Одном, Один-во-Всем". Азатот — "распространитель инфернального хаоса" в "центре мироздания". Существует Трон Азатота, который испускает ненаправленные волны, "чье случайное совпадение дает каждой частице космоса вечный закон". Примечательно, что концепция Азатота очень близко связана с самыми последними моделями квантовой физики. Имеются также определенные параллели между идеями Лавкрафта относительно хаоса и новой математикой хаоса.

Азатот — окончательный ядерный хаос, который испускает случайные волны, управляющие вселенной, представляет собой принцип противоположный Йог-Сототу, который охватывает бесконечное пространство. Принимая во внимание, что Йог-Сотот бесконечно большой, а Азатот, бесконечно малый "квантовый" хаос в центре бесконечности, исследователь творчества фантаста Филипп А. Шреффлер заявляет в "Справочнике Г.Ф. Лавкрафта", что действующие принципы Йог-Сотот и Азатот — "бесконечное расширение и бесконечное сжатие".

Сердце и душа Древних — Ньярлахотеп, Вестник Древних. Как их посыльный, Ньярлахотеп делает желания Древних  известными на Земле. Это через него идет все взаимодействие с Азатотом. Ньярлахотеп имеет тысячу форм. Он называется Ползущим Хаосом.

Шуб-Ниггурат, Черный Лесной Козел — вид "извращенного божества изобилия". Шуб-Ниггурат также называется Козлом лесов Легионов Младых. Учитывая, как часто упомянуто это имя, Шуб-Ниггурат — очень важное божество в мифе "Некрономикона". Имеется очевидная связь между культом Шуб-Ниггурат и многими древними культами Козла.

Вместе с Ктулху, Древними и другими богами (они названы Богами Седой Старины) в "Некрономиконе" имеются многочисленные младшие расы существ типа Шогготов. Шогготы — бесформенные угреподобные пузыри протоплазмы. Шогготы были созданы Дренвними как слуги. Они могут принимать любую форму, необходимую для выполнения поставленной задачи. Они непослушные слуги, со временем становясь более интеллектуальными, в конечном счете начинают действовать в соответствии с собственными желаниями. Шогготы иногда появляются в наркотических видениях.

Еще одна раса — Глубоководные. Это земноводные существа, походящие на смесь рыбы, лягушки и человека. Они поклоняются богу по имени Дагон. Дагон представляет собой божество, походящее на гигантского Глубоководного. Дагон и Глубоководные, по видимому, находятся в определенном союзе с Ктулху.

Другая младшая группа — вампиры. Вампиры — трупоядные человекообразные монстры с собачьим хвостом и лицом чудовища. Человек при определенных обстоятельствах может превратиться в вампира.

2. "Некрономикон" и древнеарабская магия

Много лет назад, когда я только начал исследовать творчество Лавкрафта, я читал о любви фантаста к арабским мифам. Предполагается, что Лавкрафт использовал арабскую мифологию как источник во многих своих работах. Я не мог понять, почему "исследователи" пишущие об историях Лавкрафта, не исследовали эту область. Я решил, что это было вероятно из-за их эгоцентрического уклона, что и подвигло меня непосредственно к поискам арабских истоков в творчестве Лавкрафта.

Прежде всего я выяснил, что большинство главных тем Лавкафт кажется, почерпнул из арабской мифологии. Я определил, что многие из мест, названий и имен, используемых в его произведениях непосредственно связаны с арабской мифологией и магией.

Лавкрафт был необычайно эрудированным библиофилом, еще в молодости полюбившим арабскую мифологию. Кроме того, он дружил с человеком, который считался одним из лучших специалистов по арабской мифологии на Западе. У него было много друзей, разделявших его увлечение. Лавкрафт, учитывая его интерес к арабской мифологии и доступ через его друзей к интересным документам, вероятно, имел книгу очень походившую на "Аль-Азиф" ("Некрономикон") если не по названию, то по содержанию.

Для некоторых это непросто принять без веских доказательств. Я сам являюсь таким типом человека. Причина по которой я это утверждаю — то, что я имею очень убедительные доказательства. Я надеюсь, что Вы разделите это чувство, прочитав эссе.

Присутствие арабской мифологии и магии в произведениях Лавкрафта помогает объяснить, почему эти рассказы обладают такой убедительностью. Может быть, это отчасти и есть ключ к мифической силе "Некрономикона" и связанных с ним мифов. В этом отношении не имеет значения, был ли арабский материал включен ассоциативно или преднамеренно. Сам факт, что древний и мощный мистический материал присутствует у Лавкрафта, помогает объяснить странный, квази-реальный характер его произведений.

Теперь я детализирую часть информации, упомянутой выше, которая связывает "Некрономикон" и сочинения фантаста с реальными арабскими мифическими и магическими традициями.

Лавкрафт писал, что "Некрономикон" был записан Абдулом Аль-Хазредом, имевшим прозвище "Безумный Поэт". Аль-Хазред посетил потерянный "Многоколонный Ирем" (центр культа Ктулху ) и там столкнулся со многими странными и магическими вещами. Лавкрафт поместил Ирем в Руб-Аль-Хали. В глубокой старости Аль-Хазред зафиксировал то, что узнал, в поэтическом сборнике, названном "Аль-Азиф" (позже переименованном в "Некрономикон").

Ирем играет важную роль в арабской магии. "Ирем Зат Аль-Имад" (Многоколонный Ирем) — в мусульманской мифологии древнее сооружение, возведенное из драгоценных металлов и камней ("Коран" 89:6). Согласно наиболее распространенному в арабском мире поверью, Ирем был построен Джинном под руководством Шаддада, Повелителя Племени Ад (адитов). Племя Ад, согласно легенде, было могущественной расой, приблизительно соответствующей иудейским Ифритам "Нефилимам" (гигантам). В некоторых версиях этого мифа Шаддад и Джинн построили Ирем еще до появления Адама. Мукаррибуны (арабские колдуны) имеют серьезные верования относительно Ирема, и это имеет большое значение. Мукаррибуны, чьи традиции предшествуют исламу, полагают, что Ирем находится на другом уровне реальности, и не является просто физическим городом подобно Нью-Йорку или Токио. (Почему Ирем важен для мукаррибунов и как они используют его, будет более подробно разъясняться ниже).

"Колонны (Столбы)" в "Многоколонном Иреме" имеют тайный смысл. В арабской мистике столб значит "старейший" или "древний". Таким образом, "Многоколонный Ирем" является действительно "Иремом древних" (примечательно, что некоторые "исследователи" Лавкрафта ошибочно утверждают, что Лавкрафт придумал Ирем, также, как и "Некрономикон").

В арабской легенде Ирем расположен в Руб-Аль-Хали, как об этом говорил Лавкрафт. Для мукаррибунов Руб-Аль-Хали также имеет тайное значение. (Кстати, искусство декодирования и расшифровки тайных значений у арабов, в мифах или магических письменах называется Тавил). Руб-Аль-Хали переводится как "Пустой Квартал". В этом случае Пустой относится к Ничто — так же как Айн в Каббалистических традициях. Руб-Аль-Хали — секретная дверь в Ничто в арабских магических традициях. Это точный арабский эквивалент таинственной точки Даат в Каббале. Для мукаррибунов Руб-Аль-Хали — секретные ворота (Даат) в Ничто (Айн), которыми и является "Город Древних".

Это невероятно близко к Лавкрафту, делавшему много ссылок на ворота, связывающие с Древними. Далее, Лавкрафт утверждает, что Древние пришли извне (из другого измерения реальности) и связывал их с "бесконечной пустотой". Говоря о Древних и связывая их с Иремом и Руб-Аль-Хали, Лавкрафт проник в самое ядро почти неизвестной (но значительной) области древнеарабскогй магии. Очень интересно то, что не имеется никакого способа узнать относительно "скрытого" значения Ирем, без серьезных исследований в арабских магических и мистических традициях. Таким образом Лавкрафт или сделал одно из самых удачных (скорее всего ассоциативных) совпадений в художественной литературе, или был фактически знаком (из книг) с некоторыми более глубокими аспектами магических обрядов мукаррибунов.

"Руб-Аль-Хали" (не физическая пустыня, но арабский эквивалент "плана" Даат) входила в обряд изменения сознания мукаррибунов. Это состояние находится где-то между сном и полным отсутствием мысли. Ирем представляет ту часть "Пустого квартала" которая действует как связь с Ничто. Это в том самом месте (Ирем), которое связано с Ничто и которое может оказаться обитаемым. Под "Монстрами смерти" и духами-хранителями Лавкрафт подразумевает Джиннов (см. ниже). Мукаррибун может взаимодействовать с этими сущностями, когда он находится в "Руб Аль-Хали" или "Иреме". Когда мукаррибун проходит через Ирем в Ничто, он достигает Аннигиляции (фаны).

Аннигиляция — высшее достижение в суфизме и мистике мукаррибунов. В процессе аннигиляции колдуны полностью поглощаются в Ничто. Сущность или "душа" (нафс и аммара) полностью и окончательно разрушаются этим процессом. Этот ритуал, вероятно, послужил источником историй относительно демонов, пожирающих души (связанных с Иремом) в арабских легендах. Их можно сопоставить с Лавкрафтом в "Воротах серебрянного ключа", рассказом, в котором Ирем является дверью в потустороннее. Сильное соответствие этой истории с идеями мукаррибунов, обсужденными выше, снова показывает, что Лавкрафт, кажется, хорошо знал арабскую магию.

Теперь давайте поищем имя Аль-Хазред. Лавкрафт писал, что у Аль-Хазреда было прозвище "Безумный Поэт". "Безумный" обычно пишется по-арабски "маджнун". В наше время слово "маджнун" означает просто "безумный". Однако в восьмом столетии (времена Аль-Хазреда) оно означало "одержимый Джинном". Прозвище "безумный" или "одержимый демонами" чрезвычайно оскорбительно для правоверных мусульман. Суфисты и мукаррибуны, однако, расценивают "маджнун" как лестное обращение. Действительно, они заходят так далеко, что называют некоторых героев суфизма "маджнун" (одержимые джинном).

В арабской мифологии джинны были мощными существами. Джинн, согласно легенде, спустился с небес в добиблейские времена. Они существовали до появления человечества и таким образом называются "Преадамиты". "Неверующие язычники" поклоняются этим существам, потому что они невероятно сильны. Согласно легенде, Джинн может "возродить молодость человечества". Джинны очевидно хотят оказывать большое влияние на Землю и обычно невидимы для нормальных людей. Многие из магических ритуалов, используемых в арабских странах касаются Джиннов (защитные заклинания, вызывающие заклинания). Джинны очевидно идентичны с Древними Лавкрафта.

Давайте рассмотрим имя "Безумный поэт" более подробно. Джинн вдохновляет поэтов в известном арабском мифе. Именно поэтому основатель ислама Мухаммед столь неиствовствовал в своих отречениях, заявляя, что он не был поэт. Он хотел, чтобы его откровения исходили от Аллаха, а не от Джинна. Так что слово "безумный" в прозвище "Безумный Поэт" указывает, что Аль-Хазред имел "контакт" с Джиннами.

"Поэт" подразумевает, что его писания были непосредственно вдохновлены ими. "Безумный Поэт" (Тот, который одержим Джинном, чьи писания вдохновлены Джинном) полностью соответствует тому, что Лавкрафт написал про Аль-Хазреда. Человек, незнакомый с арабской магией и мистикой, не мог бы знать значение понятия "Безумный Поэт" в арабском языке. Это снова показывает невероятное совпадение, или то, что Лавкрафт располагал малоизвестными сведениями из арабской магии.

Лавкрафт писал, что "Некрономикон" Аль-Хазреда был книгой поэзии, первоначально названной "Аль-Азиф". Это также показывает глубокую связь с арабской магией и мистикой, которая не была бы очевидна для автора, незнакомого с этими предметами. "Аль-Азиф" переведен как "книга воя Джиннов". Это название замечательно последовательно со значением "Безумный Поэт" в арабском языке (тот, который одержим Джинном, чьи писания вдохновлены Джинном). Также важно, что "Аль-Азиф", как считают, быть написан в поэтическом стихе. "Некрономикон" ("Аль-Азиф") затрагивает много религиозно-магических и мистических предметов. Почти все арабские книги по религии или мистике были написаны как поэмы. Сюда входят ортодоксальные работы ("Коран"), а также письмена суфистов и мукаррибунов.

Имя Ктулху имеет важные параллели с арабской практикой магии. Ктулху очень близко к арабскому слову Хадхулу (также произносимому как Аль-Кхадхулу). Кхадхулу произносится как "к'атулу" с заменой "х" на "к". "Д" произносится ближе к "т" и "у" произносится более протяжно. Хадхулу (Аль-Кхадхулу) переведено как "Покидающий" или "Оставляющий". Многие письмена суфистов и мукаррибунов используют этот термин (Оставляющий). В письменах суфистов и мукаррибунов "оставляющий" относится к силе, которая питает Таджрид — "отделение вовне" и Тафрид — "внутреннее уединение". Таджрид и Тафрид есть формы умственной "йоги", используемой в арабских системах магии, помогающие колдуну освободить себя от культурного программирования.

В текстах мукаррибунов Хадхулу — это сила, которая осуществляет Тафрид и Таджрид. Хотя я и был знаком с использованием "оставляющего" в арабских мифических и магических письменах, я не знал (пока несколько лет назад не обнаружил), что Хадхулу появляется и в "Коране". Я обязан знанием о том что Хадхулу обнаруживается в "Коране" (причем очень знаменательно) Уильяму Хамблину. В 29 стихе главы 25 "Корана" дословно написано: "Люди, Шайтан есть Хадхулу". Этот стих, имеет две ортодоксальных интерпретации. Первое — что Шайтан оставит человека. Другая интерпретация — то, что Шайтан заставляет людей оставлять "прямой путь ислама" и "добрые" пути праотцов.

Правоверный мусульманин рассмотрел бы уход от Ислама как грех и безбожие. Однако мукаррибуны и суфии, как уже обуждалось, считают, что отказ от культуры жизненно важен для духовного роста. Идентификация Шайтана в исламской традиции очень важна. В свое время Мухаммед писал, что Шайтан назывался "Старая Змея (дракон)" и "Повелитель Пучины". Старая Змея или Старый Дракон, согласно экспертам типа Баджа и Крамера, это Левиафан. Левиафан, в свою очередь, это Лотан. Лотан происходит от Титан. Титан, на основании ближневосточной мифологии — более поздняя форма аккадской Тиамат. Согласно экспертам, Дракон Пучины по имени Шайтан — тот же самый Дракон Пучины по имени Тиамат. Ученые, специализирующиеся в ближневосточной мифологии неоднократно об этом заявляли. Почему это так важно? Как известно, Лавкрафт описал Ктулху как драконоподобного и спящего в пучине (океане). Левиафан (Тиамат) также, как считают, спит или бездействует.

Идентификация Шайтана, Старого Дракона, Повелителя Пучины, с Хадхулу в "Коране", таким образом, очень параллельна с Лавкрафтом. Связь "Оставляющего" с Драконом усилена несколькими линиями из "Книги Идолов", арабского магического текста. Одна из этих линий переводится как "Дракон — Оставляющий, поскольку он оставляет все, что является священным. Дракон проходит там и здесь без остановки". В то время как эта линия очевидно символическая (наиболее вероятно она касается практики Тафрид), она служит для того, чтобы далее установить связь между Драконом ближневосточного мифа с Хадхулу в арабской магии.

Древний Дракон Пучины (Тиамат) прослеживается от Шумеров. Шумеры - самая древняя из известных цивилизаций. Если Хадхулу арабской мистики синонимичен с мифологическим Драконом (возможно, такие свидетельства существуют), то Хадхулу "почитался" на протяжении очень долгого времени. Многочисленные параллели между Ктулху и Хадхулу мукаррибунов достаточно сильны, чтобы предположить, что Лавкрафт создавая свое божество Ктулху, опирался на арабский миф. Конечно, имеются и другие свидетельства о том, что Хадхулу как "Дракон Пучины" был частью магических традиций Ближнего Востока в течение очень долгого времени.

В дополнение к вышеизложенному материалу имеются многочисленные примеры, когда Лавкрафт заимствовал из арабской и ближневосточной мифологии. Лавкрафт вероятно основывался на арабских и ближневосточных мифах при создании его Глубоководных и Дагона. Арабский миф упоминает таинственных людей-рыб из моря Каркар. Эти люди-рыбы — вероятно, производная от мифов, связанных с ближневосточным богом Дагоном, фистимлянским божеством, которое изображается как гигантский человек-рыба. Дагон — более поздняя версия Оаннеса в Вавилоне. Оаннес возглавлял группу полубожественных людей-рыб. Зоотип человека-рыбы все еще играет важную роль в некоторых магических обрядах.

Вампир (гуль) — другой очевидный пример арабской мифологии, которая нашла свой путь в произведениях Лавкрафта. Это человекоподобное существо с чудовищными чертами лица. Оно обитает в пустынных и нежилых местах, чаще всего на кладбищах. Гули обитают на кладбищах и пожирают трупы. Очевидно, это прообразы вампиров Лавкрафта. В наше время трупоядный гуль играет определенную роль в арабских и иных магических ритуалах.

Черный Козел лесов Легионов Младых прослеживается от древнего Египта и Шумеров. В то время и Египет, и Шумеры имели культ Козла, но использована была, вероятно, египетская версия, так как она более влиятельна. Так называемый Козел Мендеса, был "черным" воплощением Азара. На нем основан культ плодородия. Аспекты этих культов Козла были поглощены в арабские магические ритуалы. Например племя Аниз обозначалось как Козел (Анз(козел) и Аниз — родственные слова). Анизы называются Козлами, потому что их иснователи исполняли магический ритуал плодородия. Символ этого культа — факел между двумя козлиными рогами. Этот символ стал важным в западных магических традициях.

 3. Языческие имена

Аль-Хазред, как сказано у Лавкрафта, путешествует в Египет в поисках оккультных тайн. Это утвержение имеет хронологическое соответствие. Между четвертым и десятым столетиями ученые на Ближнем Востоке, изучавшие магию, рассматривали Египет как неоценимый источник информации. В это время в магические письмена вошло много искаженных египетских слов и фраз. Гностические, коптские и греко-египетские формулы были включены во многие арабские магические системы. Варварские имена часто только чуть-чуть походят на их египетских предков. Например, Азар Оох Нефер стал Озоронофрис. Хотя имя было ужасно искажено, оригинал все еще расшифровывается. Часто Египетские слова и их искаженные копии могут иметь даже меньшее фонетическое подобие, чем в этом примере. Предположительно, некоторые из языческих имен, используемых в творчестве Лавкрафта, могли бы действительно быть искаженными египетскими словами.

Особенно Йог-Сотот, Азатот и Ньярлатотеп, как считают, имеют египетское происхождение. (Обратите внимание на очевидно египетские окончания "тот" и "тотеп"). Мне давали конфиденциально напечатанный документ, называемый "Обряды Богов". Этот документ состоит из описания нескольких коротких ритуалов и введения. Он, как считают, представляет собой перевод арабского документа. Я думаю что это, однако, является очень маловероятным. Я скептически настроен относительно арабского происхождения этого буклета и его древности, пока не получу некоторое твердое свидетельство (типа арабского оригинала).

Более вероятно, что это современная попытка восстановить "древние ритуалы", посвященные Богам Седой Старины. Хотя я расцениваю этот документ как вероятный апокриф, введение содержит несколько очень интересных и возможно точных предположений о происхождении имен Йог-Сотот и Азатот. "Обряды Богов" предлагают следующее происхождение для этих имен.

Азатот происходит от Аза-Тот. "Обряды..." утверждают, что Аза переводится как имеющий происхождение из древнего Египта, а Тот (Тенут) — известное имя египетского бога. Таким образом "Аза" — это еще одно имя бога Тота.

Мой друг, который знает намного больше относительно египетской мифологии, чем я, ручается мне, что бог Аза действительно близко связан с концепцией "источника" (он рассматривается "источником" из-за его ассоциации с началом времени). Аузаа-Тот или Аазаа-Тот может быть переведено как "интеллект Тота".

Йог-Сотот. Согласно "Обрядам Богов", Йог-Сотот получен из Йак-Сет Тот. Это, как предполагается, переводится следующим образом: Йак подразумевает "один" или "единение" (Йак, или, возможно, более правильно Иак, и Йог, с первого взгляда очень непохожи. Это — иллюзия, "ог" в Йог произносится как "аг". Гласная "a" в Йак произносится как "ах". Таким образом произношение гласной в обоих словах идентично. "К" и "Г" имеют одинаковый корень, так как формируются одним и тем же путем при помощи языка и неба. Единственное различие — путь, которым воздух выпускается в конце. Йак и Йог — фонетические эквиваленты. Чтобы в этом убедиться самому, достаточно самостоятельно пробовать произнести несколько раз поочередно Йак и Йог. Они звучат очень похоже.) Сет — конечно бог Сет, и Тот — вновь бог Тот. Таким образом Йак-Сет Тот переводится как "Сет и Тот — един" или "единение Сета и Тота". Сет и Тот в Египетской мифологии ассоциируются соответственно с темной и светлой стороной Луны. Согласно "Обрядам Богов", магическое значение имени Йак-Сет Тот — "Союз двух половин в лунно-вагинальном контексте".

Ньярлатотеп. Введение к "Обрядам Богов" не предлагает никакого перевода. Много лет назад я выяснил, что "Ни" и "Хотеп" это Египетские слова, означающие "не" и "мирный" соответственно. "Не мирный" вполне соответствует Ньярлатотепу Лавкрафта. Я все еще не знал, что означает "Арлат". Полным переводом я вновь обязан Уильяму Хамблину. Ни означает "не", Хар означает "в" или "через", Лат "ворота" или "место божьей кары" и Хотеп означает "мир" или "отдых". Таким образом Нихарлатхотеп переводится как "нет мира для прошедшего сквозь ворота" или "не имеется никакого мира (отдыха) в месте божьей кары". Магические свойства Ньяарлатотепа очень близки к тому же Тоту (Техуту). Фактически, некоторые предполагают, что они могли действительно представлять одну и ту же силу. Зквивалентность Тота и Ньярлатотепа вероятно проясняет значение имени Аза-Тот. (Пожалуйста, обратите внимание: то, что я использовал информацию из писем Хамблина вовсе не означает что г-н Хамблин разделяет все мои взгляды, изложенные в этом эссе).

Очень интересно, что языческие имена, связанные с "Некрономиконом" имеют не только египетское звучание, но созданы из египетских слов и по правилам египетской грамматики. Искаженные египетские слова, и фразы часто появляются в арабских магических текстах.


Открыть



Метки

Интересы
"Некрономикон", арт-рок, арт-хаус, блэк-метал, генетика и нейробиология, готика, естественные науки, задалбывать людей, закат, идеология терроризма, история древности и средневековья, Лавкрафт, лес, маразм, монти пайтон, Москва-Петушки, музыка, неизвестные бухие девчонки утром в кровати, немецкий экспрессионизм, нью-эйдж, Пиво, психология и психиатрия, сюрреализм, трэш и сплаттерпанк, уничтожение властей\пенсионеров\ТП, философия, ходячие демотиваторы, экономика

Антиинтересы
алкоголь и наркотики, ватники и прочая шлоеботина, глупые вопросы, когда говорят "надо" но непонятно зачем и кому, комплексы, Мейнстрим, моралисты всех мастей, одномерные люди, ПОЛИТИКА, попса и панадол, принцы и принцессы, сколько мне лет, скука, структуры и системы, суровые сибирские мужики и останавливающие слона на скаку бабы, ТП, школы и университеты

Содержание страницы

Мои фотоальбомы

ОБОЗ.ua