Not unlike the waves

 


Насчет восхищения демократией


Мир в последнее время хотя и поумерил пыл восхищения демократией ( в смысле идеологии), как в связи цветными революциями на Востоке, американской политикой, и проч., но тем не менее существенной альтернативы ей не видно. А зря. Даже в самой Европе все не так просто. Крупнейшие мыслители (недавно читал последнюю работу Френсиса Фукуямы) настаивают на том, что волеизьявление большинства по большому счету выеденного яйца не стоит. И не должно стоить, я б добавил. Такая воля, просто потому что она - принята большинством - это примерно то же самое что крики толпы "хайль Гитлер" или "сжечь ведьму".

Любое волеизьявление, хоть большинства, хоть нет, должно исходить из неких принципов, больших, чем просто мнение масс. Иначе, что в общем то уже наблюдается, мы сползем в тоталитарную пропасть. А демократия, как ее пытаются преподнести идеологи, и как многие в Украине ее понимают - это ерунда.


Открыть | Комментариев 1

Родовая травма общественности


Под термином «родовая травма», австрийский психиатр Отто Ранк, изобретший его, подразумевал острое желание индивида вернуться во внутриутробное состояние. Как правило, такая болезнь сопровождается полной либо частичной потерей дееспособности, и усилением чувства одиночества. Схожим образом украинское общество до сих пор мечется между двумя, казалось бы, взаимоисключающими желаниями. Воссоздать свое социальное бытие по образцу и подобию западных демократий, или, в лице различных националистических и левых движений, выстроить его в иерархическом порядке.

И та, и та попытка закономерно заслуживают острой критики, хотя чисто по-человечески их понять можно. Как часто бывает, даже самые экстремистские попытки утверждения протеста с легкостью провоцируются экономической и социальной нестабильностью. С нынешним кризисом такие вопросы, и подавно, становятся злободневными. И вероятно, в недалеком будущем, при условии продолжения существующей политики, их обсуждение сможет выйти за стены парламентских коридоров. Как один из вариантов выхода из проблемной ситуации, все чаще предлагается доктрина так называемого гражданского общества.

Хотя впервые это понятие возникло еще в античности, но полноценная теория «гражданского общества» была выдвинута только в преддверии промышленной революции. Одни теоретики считали такое общество прямой оппозицией государству, другие развивали концепцию в духе слиянии этих двух институтов. Принципиально важными моментами характеристики такого общества были признаны следующие моменты:

- гражданское общество составляют общности людей (социальные субъекты) и их свободная деятельность и взаимоотношения между собой;
- человек, состоящий в таких отношениях, не всегда выступает в них как член гражданского общества;
- поскольку общественные отношения не должны быть регламентируемы государством, то понятие гражданского общества подразумевает достаточно высокий уровень развития этого общества, его социальной, экономической и правовой сфер.

Официальная точка зрения о том, что Украина – правовое государство, и все потенциальные задатки для формирования отношений доверия и сотрудничества между властью и гражданами в нашем  обществе присутствуют, известна. Однако сколько не повторяй это, слаще во рту не станет. В чем, собственно заключается проблема вечного недовольства властью в нашей стране? Причин много. Одна из них – недоразвитость гражданских институтов, механизмов их взаимодействия между собой и властью. Не то что бы гражданских организаций в Украине нет, или они плохо функционируют. На самом деле, таковых сотни. Здесь и различные проекты по предупреждению домашнего насилия и торговли людьми, и благотворительные организации-фонды, и биржи трудоустройства. Можно привести и иные примеры: колоссальное количество экологических и антизастроечных организаций и комитетов, и правозащитные организации.

Но, к сожалению, влияние таких «гражданских инициатив» на государственную политику даже на микроуровне оставляет желать лучшего. К примеру, деятельность организаций по защите прав потребителя больше направлена на образование, чем скажем на попытки добиться в судебном порядке прекращения производства вредной или некачественной продукции. Оно и понятно. Практически любой большой (а зачастую, и средний) бизнес имеет в нашей стране сильные связи с партийными и правительственными организациями. Пойти дальше – обязательно наткнешься на бесконечные судебные разбирательства, лоббирование законопроектов, запрещающих эти самые вредные продукты, возможный проигрыш… Кому это надо? Вот и предпочитают такие организации непосредственно предоставлять юридическую либо общеобразовательную помощь населению.

Есть ли в Украине возможности для создания гражданского общества? Безусловно. Декларируется ли готовность власти идти навстречу любым позитивным общественным начинаниям? Да. Делаются ли реально такие шаги? Очень вяло. Сотрудничает ли власть с общественными организациями на широкой основе? Нет.

Нельзя конечно, не замечать отдельные инициативы, например, нашумевшее рассекречивание архивных документов СБУ. В то же время, большинство таких «шагов навстречу», очевидно, конъюнктурны по своей природе, и служат в основном целям удержаться у руля власти. Еще хуже обстоит дело с так называемой правовой подготовкой населения, когда она существует практически за счет политических кампаний и наращивания электората. Примеры такого рекламного подхода слишком многочисленны.

Как отмечалось выше, не слишком способствуют росту гражданских инициатив и основные идеологические направления, принятые сегодня. Введение гражданского общества по стандартам запада не позволяет избежать огромного числа перегибов, в соответствии с которыми отдельные слои населения получают права, по крайней мере, политической неприкосновенности. Как отмечает лидер неоконсерваторов Патрик Бьюкенен, в западных странах своеобразным гражданским долгом стало наклеивание ярлыка «расово мотивированных» всем преступлениям белых против черных, но не наоборот. И это при том, что, к примеру, в 1995 году в США среди преступлений на почве расовой ненависти только 143 тысячи были совершены белыми. В то время как национальными меньшинствами таких преступлений было зафиксировано около 238 тысяч. Идеологии же, тяготеющие к иерархической организации, имеют все шансы скатиться в пропасть авторитаризма, что в полной мере наблюдается в Белоруссии и Росси.

Важно понять, что демократия, как форма правления не гарантирует стопроцентного создания гражданского общества. Как отмечает социолог, член британской палаты лордов лорд Дарендорф, «открытое общество и демократия являются всего лишь формами. Они предоставляют возможность свободы, но сами не создают межличностной солидарности или чувства принадлежности к общему делу. Свободные общества нуждаются в институциональной базе, которая позволила бы осуществлять необходимые социальные реформы, не прибегая к насилию; но им необходимо также чувство сплоченности, формирующее фундаментальные общие ценности. Открытое общество является как бы формой свободы; гражданское общество наполняет его содержанием, порождая атмосферу общественной солидарности. Это не просто сплоченность ради нее самой, которую мог бы породить, например, национализм или тоталитарное государство».

Несмотря на постоянный пересмотр всех юридических кодексов и законов, можно с гордостью сказать – институциональная база у нас есть. И социальные реформы, как ни странно, тоже пытаются проводить. Хотя зачастую неверно и слишком медленно. Вспомним хотя бы попытку реформирования пенсионной системы. А вот, общественной солидарности, а проще, уровня общественного доверия, столь любимого многими теоретиками гражданского общества, почему-то не наблюдается. И, вероятно, в ближайшее время больше его не станет. Причины можно искать в разном: в бездарной политике и экономической нестабильности, в массовой психологии или пересмотре многих систем ценностей. Факт остается фактом.

Известный социолог Френсис Фукуяма как то заметил, что идеальная форма для построения общественного взаимодействия – это форма сети. По сути, это свидетельствует о том, что на самом деле большинство среднестатистических украинцев все еще отдают предпочтение управляемой социальной модели. То есть неизбежно иерархической. При этом почему-то нашим обществом не берется во внимание то, что только с развитием правового и общественного сознания появляется возможность для сближения государства и общества, их взаимопроникновения и сотрудничества. Иными словами, любое гражданское общество не существует без правового государства. Реальное несовершенство (а в некоторых областях даже отсутствие) последнего ясно показывает реальное положение дел.

В конце концов, любое гражданское общество требует довольно высоких условий для своей реализации. Успокаивает только то, что любые общества, переживающие кризисные моменты, как правило, оказываются в состоянии выработать некий набор новых правил, необходимых для сосуществования и развития. Вопрос скорее, состоит в том, сколько времени это займет.


Открыть

Ошибки «сексуальной революции»


Сексуальная революция началась по многим причинам, первой из которой можно назвать реакцию освобождающихся слоев общества, индивидов, на патриархат, имевший место в европейской культуре практически с момента ее возникновения. Как возражение против этого строя, выдвигалось положение о более-менее природных равных способностях мужчин и женщин, а, следовательно, на необходимости даровать последним равные с первыми права. Доля рациональности здесь, конечно, есть.

Но идеология «эмансипации» проглядела одну глубоко скрытую черту, роднящую этот самый патриархат с наиболее левацкими теориями феминизма. Действительно, феминистками была поднята на щит врага изначально извращенная форма патриархальной логики, от этого не менее нереальная, гласившая, что мужчина обязан обеспечивать семью, а женщина должна пользоваться плодами этого обеспечения, и рождать детей. Изначально, конечно, в русле традиционного европейского мировоззрения такое отношение между полами было невозможно. Святость брака повсеместно подчеркивалась церковью, не сводясь при этом только к задаче добычи ресурсов одним и членов семьи (как правило, мужчиной) и пассивным потребление другим (женщиной). Брак был союзом поддерживающих друг друга индивидов, и в этой взаимопомощи он находил свое оправдание. Леваческие феминистские теории восприняли только наиболее реакционные проявления и крайности патриархального брака, поняв их как единственное проявление супружества вообще. Конечно, женщина не обязана быть только «машиной для воспроизводства», она однозначно имеет право на все то что, на что имеет право мужчина, но преимущественным для нее будет тот выбор, который будет соответствовать ее биологической природе.

В конце концов, извращенно понятое положение патриархальной логики о том, что женщина должна только пользоваться плодами мужского труда в чем-то смыкается с феминистскими теориями о том, что женщина должна жить сама для себя. Разница только в том, что в первом случае пользование ресурсами происходит не столько для себя сколько для детей, а во втором – исключительно для себя. Уточним этот второй постулат.

Как известно, феминистки пропагандировали (и пропагандируют) женский образ жизни аналогичный мужскому, при этом полностью или частично отвергают потребность в детях. Хотя в исходном пункте это могло подразумевать некоторую независимость, в конечном итоге такой образ жизни приводит к разложению семьи, возрастающему цинизму и недоверию у мужской части населения, а, значит, и к постепенному вымиранию. В самом деле, человеку необходимо быть любимым и понимаемым. И зачастую такую возможность дает супружество. Уничтожая этот институт, мы добьемся уничтожения любой мыслимой возможности взаимопонимания и чувств между мужчинами и женщинами. Что в свою очередь, приведет к возрастанию однополых союзов, а также крушению любых надежд и измерению всего сущего в материально-денежных терминах.

Подраумевая неависмость от мужчин, феминистическая идеология в конце концов пришла к идее неависмости от всего универсума, - потому необходимой, что якобы этот универсум был создан исключительно мужчинами. Но, отвергая, таким образом, этот мир, как глубоко порочный, феминистки тем самым утвердили женщину (прежде всего себя самих, как окончательный вариант) как нечто высшее по отношению к мужчинам и к созданному ими (как полагают феминистки) миру. Логика известная. Раз определив свою божественность, уже никогда не надо задумываться над правомерностью этого. Нужно только искать виновных и «несовершенных», дегенератов, которые мешают построить прекрасный новый мир. Примерно таким же образом складывались идеи национал-социалистов при Гитлере. При этом совершенно упускается и виду, что подобные идеи мессианства, взятого так просто, с бухты-барахты, были характерны в основном для людей с манией величия и расстройствами психики еще в Средние Века. Какой умственно развитый человек просто так объявит себя совершенней остальных?

Вильгельм Райх, пропагандируя то, что он называл сексуальной революцией, имел ввиду принципиально иное, нежели сегодняшние горе-психологи и другие поборники разврата во всех его формах. Я не буду подробно описывать этот пункт, он слишком общеизвестен. Желающим предлагаю обратится собственно к трудам упомянутого философа. Для меня важен другой момент, который еще тот же Райх и описал очень ясно и четко. Любое сексуальное извращение или девиация в капиталистическом мире есть просто следствие подавления естественных сексуальных инстинктов человека. Райх, таким образом, видел то, чего не видят современные секс-гуру, идеологи псевдотантрического секса и горе-психологи, настаивающие на естественности реализации любых сексуальных фантазий и потребностей. Они, в действительности, оказываются не более чем жертвами своего собственного и общего окружающего извращенного мировосприятия. И говорить здесь больше не о чем.

Быть ли содержанкой у мужчины, полностью завися от его денег, и, в таком случае, следуя вышеуказанной логике патриархата (мужчина - добытчик, женщина – существо, которое почему-то имеет право пользоваться этой добычей), или быть просто девушкой по вызову (что мотивируется, наоборот, левацкими теориями о независимости женщин, и их праве на свободную и независимую, и в принципе не допускающую контроля с чьей-то стороны жизнь) – разницы нет. При этом между девушками по вызову, и скажем, моделями, поп-певичками, или другими типами содержанок я разницы не вижу в принципе. Еще Лоуренс как то заметил, что проститутка и женщина, которая выходит замуж по расчету – одно и то же. По всей видимости, нужно найти некий третий принцип, не позволяющий тем, кто не добывает себе сам ресурсы, претендовать на показную независимость и оправдывать свое существование разного рода глупыми теориями. Любой паразитизм слабого на сильном, ненужного на нужном постоянно оправдывается представлением этого первого, как чего то прогрессивного, независимого и необходимого. Но паразит от этого паразитом быть не перестает.

Достаточно глянуть на младшее поколение (15-20 лет) девушек, к примеру, Украины. Некоторые из них, не имея абсолютно никаких навыков для существования, не умеющие совершенно ничего, они, тем не менее, считают себя неизмеримо выше обычного «трудового быдла», под коим подразумевают мужчин. И это, самопровозглашенное право в их глазах,  дает им права для чего угодно. Этот дефективный, клоунский феминизм и их самих приведет либо в публичный дом, либо в петлю. Но они сами выбрали эту дорогу – дорогу дорогих содержанок, которые в будущем будут выкинуты на помойку, дорогу существ женского пола, никогда не любящих, и никогда не любимых.

Такая идеология, как феминизм, привела к «праву» на проституирование собой. Если в патриархальном обществе за женщину решал глава семейства либо сутенер, то теперь она сама решает за чьи богатства ей отдавать себя. Как следствие, возрастает своеобразная реакция против такого пути достижения богатств и статуса. Мужчины также начинают торговать собой – увеличивается число мужчин-содержанок и растет число «голубых». В конце концов, если что-то позволено женщинам, то почему это не может быть позволено мужчинам? Разрешив для женщин достижение некоего статуса единственно через путь торговли собой, мы не имеем права запретить это же мужчинам. В противном случае, опять-таки выходит дискриминация по половому признаку.

Второе упущение «сексуальной революции» состоит в том, что ее идеологи изначально ориентировались на некие первобытные общества, полагая вполне природными и естественными те отношения между полами, которые сложились в них. Но при этом совершенно не учитывались такие показатели, как культурная и техническая сложность общества. Конечно, где-нибудь в Таиланде (чьими нравами была так покорена Эммануэль Арсан) или в какой-нибудь пигмейской «республике» можно «заниматься любовью, а не войной» хоть 24 часа в сутки, начиная с момента физиологической достижимости этой возможности. В таком невероятно сложном обществе, как наше, где требуется многому научится, это в принципе недопустимо и глупо, так как в конечном итоге, просто не способствует выживаемости индивида в рамках этого общества.

Уничтожая такие необходимые предпосылки и запреты, ставя во главу угла половые отношения в неразвитых странах, Запад вполне четко опустился сам до уровня этих стран. Между тем, вполне достаточно будет сравнить, скажем, плотность серого вещества, количество извилин у среднего представителя Самоа или Германии. Но такие исследования обречены утонуть в политкорректной истерии по поводу всеобщего равенства. Сказанное ни в коем случае не подразумевает установление шкалы недо- и сверхчеловека, но имеет ввиду принципиальную иерархичность культур. Как и в случае с отдельным человеком, индивидуальная ценность культуры однозначно зависит от того, чего эта культура достигла.

Еще одним интересным моментом, помимо чисто культурологических особенностей, является тот факт, что безудержное сексуальное поведение свойственно умственно отсталым особям с дефектами коры головного мозга и атрофией основных инстинктов и потребностей (инстинкта самосохранения, материнского инстинкта). Возможность поиска подходящей «половинки», подходящего партнера мало-помалу трансформировалась в поиски полностью идентичного себе индивида. А, как известно, полностью ни один человек не подойдет другому. Вот и выходит, что искать идеального партера можно всю, жизнь, не найдя его. А мирится с недостатками, похоже, для современной идеологии попахивает неким «рабством» и «тотальной зависимостью». Такое положение дел, опять же открыло дорогу тем, кто и вообще не собирался искать идеального партнера, а просто намеревался «перепихнутся» разок-другой для удовлетворения то ли своих комплексов, то ли охотничьего азарта. В такой ситуации вопрос об уравнении в правах всякого рода «филов» - только вопрос времени.


Открыть | Комментариев 2

О скитаниях вечных и о земле


Вчера посмотрел два фильма. Жан-Люк Годар - "Маленький солдат" и Кен Рассел - "Дьяволы". Совершенно разные фильмы, и при этом одинаковые. Мастер эпатажа, авангарда, буффонады и порнотрэша; с другой стороны, "новый левый", насквозь идеологичный и политагитичный псевдонеореалист. Что у них может быть общего, помимо разве что совершенной невразумительности такого рода кино для среднего зрителя?

Одна из основных мыслей этих двух фильмов - "не город, а богадельня", где "каждый носит себя кудахтая и кривясь", пытаясь при этом найти какой то свой способ этого "кудахтанья". И занятно, как у прожженных циников, людей явно криминального характера - в одном случае секретного агента-террориста, в другом нечистого на руку священника, - вдруг пробуждается желание мученичества, готовность идти на казнь за свои идеи. Прямо Ставрогины на новый манер.

Конечно ленты, намного более многогранны и глубоки, но очерченный вскользь вопрос остается. Человек сволочь всегда или только в силу каких то обстоятельств? Ответ в обоих случаях лично мне показался неубедительным. Легче превратить святого в грешника, чем наоборот. Закончу цитатой опять той же Веры Полозковой:

Или совесть оставишь в пятнах,

Или будешь ходить босой.

Очень хочется быть понятным

И при этом не быть попсой.

Я думаю за нелицензионное цитирование ее строк поэтэсса простит меня. Уж больно понравилось.


Открыть



Метки

Интересы
"Некрономикон", арт-рок, арт-хаус, блэк-метал, генетика и нейробиология, готика, естественные науки, задалбывать людей, закат, идеология терроризма, история древности и средневековья, Лавкрафт, лес, маразм, монти пайтон, Москва-Петушки, музыка, неизвестные бухие девчонки утром в кровати, немецкий экспрессионизм, нью-эйдж, Пиво, психология и психиатрия, сюрреализм, трэш и сплаттерпанк, уничтожение властей\пенсионеров\ТП, философия, ходячие демотиваторы, экономика

Антиинтересы
алкоголь и наркотики, ватники и прочая шлоеботина, глупые вопросы, когда говорят "надо" но непонятно зачем и кому, комплексы, Мейнстрим, моралисты всех мастей, одномерные люди, ПОЛИТИКА, попса и панадол, принцы и принцессы, сколько мне лет, скука, структуры и системы, суровые сибирские мужики и останавливающие слона на скаку бабы, ТП, школы и университеты

Содержание страницы

Мои фотоальбомы

ОБОЗ.ua